Долгожданный майский жор

Пока действует нерестовый запрет на лов хищника с лодки и лов белой рыбы, мы с товарищем решили разбавить серые будни береговым джигом. Цели у нас были разные. Напарник хотел погонять щуку, а я мечтал о судачьем жоре. Поэтому отправились мы в речные разливы перед озерами. На этих разливах зимой неплохо брала щука на жерлицы. Об этом я уже как-то писал. 

Затемно мы загрузились в машину и выехали в поисках своего счастья. Легкая утренняя зыбь еще не растаяла, а мы уже вышли из машины, экипировались и пили обжигающий утренний кофе. Автомобиль остался у лесной дороги, а мы двинулись к воде.

 

 

Место, было, что называется, щучье. Напарник отправился охотиться за зубастой в зарослях молодого камыша. Я же сразу решил идти на озера. Пару километров вдоль речных разливов и я на озере.

 

 

По песчаному лесному склону опускаюсь вниз, пробираюсь к воде через старый камыш.

 

 

Ловить мы приехали крупную рыбу, поэтому приманку выбираю по принципу «большому куску и рот радуется». Не «биг-бейт», конечно, но силикон в 3,5 дюйма для наших условий довольно большой. Пробую разлавливать съедобу на шестиграммовой «чебурашке».

 

 

Как часто бывает, с первых поклевок это не удается. Я неспешно перемещаюсь по берегу, облавливая перспективные отмели. За пару часов ловли я получаю всего несколько несмелых окуневых «тычков», которым не по зубам силиконка такого размера. Можно переходить на более мелкие приманки, но не за окунем же мы ехали больше ста километров. 

Упираюсь в выбранную тактику и перемещаюсь дальше. И вот на дальнем забросе, как говорится, в горизонт, как это нередко случается на падении приманки, чувствую сильный удар. Есть! Соперник упирается изо всех сил. Сразу чувствуется импульсивность речной рыбы. Фрикцион периодически визжит, но я не перестаю выматывать шнур с постоянной скоростью. И вот сопротивление понемногу затихает, а на берегу оказывается неплохой судак. 

 

 

Приманка глубоко во рту, даже при аккуратном извлечении крючка рыба сильно травмируется. Ставлю новую приманку и повторяю заброс. Несколько тщетных попыток – и снова удар. На этот раз на подсечке приманка срезается. Не сразу сообразив, в чем дело, я снова повторяю попытку и через небольшое время опять получаю срез приманки. Неужели на глубине стоит щука? Ставлю обычную несъедобную резину на асимметричном грузе, чтобы имитировать поведение раненой рыбки и делаю заброс.

 

 

Несколько проводок – и жадный удар. Ни с чем не спутаешь щучью поклевку. Активное сопротивление почти до самого берега и фирменная свечка у самой береговой линии. Вот она, моя красавица. 

 

 

За два часа ловли мне удалось словить еще несколько небольших судачков, не в пример первому, которые благополучно были утоплены. Честно говоря, трудно назвать клев жором, но из всех рыбалок этого года, эта самая яркая. К обеду подтягивается напарник. В его активе две хорошие щуки и несколько отпущенных шнурков. 

 

 

Щука перестала брать, как только солнце высоко поднялось над водой. Судак тоже притих. Мы обсудили рыбалку и решили, долго не задерживаясь, сворачиваться, напоследок сделав по несколько забросов. Я поставил двухдюймового рака и сделал дальний заброс. Проводка с волочением в расчете на ленивого судака, который соблазнится медленно плывущим рачком. И вот приманка уперлась, я сделал паузу, а еще через секунду фрикцион запел, и шнур начал сматываться со шпули. Подсечка. Равномерным усилием приманка уплывала от берега, особо не отзываясь на мои попытки работать катушкой. Кто-то большой и сильный просто плыл без рывков и резких движений. Немного затянув фрикцион, я постепенно начал разворачивать рыбу. Минут десять нашей борьбы закончились поражением для обитателя озера. Им оказался синец. 

 

 

Неплохой бонус в завершении рыболовного дня! Синец украсил собой мой кукан рядом с щукой и судаком.

С неплохим уловом мы собрали снасти и отправились к машине. Дорога была неблизкой, по песчаному берегу идти было неудобно. Уставшие, но довольные, мы допили кофе и отправились назад, в город.

Ни хвоста, ни чешуи!

С. Ширяев