Вот так совпадение!

Ну наконец-то! Как долго мы этого ждали! Новая фаза выхода из эпидемии - разрешили ездить на рыбалку и на охоту. Ура! Все ребята из нашей дружной компании уже совсем засиделись без выездов на природу. Так что, как только подошла долгожданная дата, мы выдвинулись на горное озеро в пределах провинции, где живем. Пересекать границы других провинций пока еще запрещено.

Итак, с утра пораньше наш автомобиль уже мчался в сторону горного хребта, за которым и находился нужный нам большой водоем, в прозрачной голубой воде которого отражались ярко-белые облака.

Красота! Ребята с рыболовными снастями, а я, как обычно, с металлодетектором. Решила походить рядом с ними, пока будут рыбу ловить. Какой именно участок берега выберут ребята, я не знала. Да и они всю дорогу никак не могли решить, где лучше клевать будет, с какой стороны подъезжать. Почти в самом конце пути все-таки свернули к уже знакомым мне большим камням на крутом спуске почти без растительности. Всего несколько одиноких деревьев обеспечивали необходимую тень на желтовато-серых валунах. Место рыбное, я это знала. Мы тут не раз и не два ловили. Но для меня перспектива найти что-нибудь интересное была мизерной.

 

 

Я тут уже обходила с детектором все вдоль и поперек неоднократно. Настроение, конечно же, подупало. Но, сами понимаете, не могла же я отказаться от любимого занятия поиском из-за этого! Да и малюсенький шанс на удачу все-таки мог быть. Это же не ровное место, а горный склон. Всегда есть вероятность, что зимними ливнями и талыми водами могло что-нибудь вымыть или принести с более высоких мест ближе к берегу, да и озеро всегда зимой становится очень полноводным, уровень воды поднимается обычно метров на 10-15, а то и выше. 

Так что я расчехлила любимый детектор и бодро зашагала ровными рядами вдоль берега, постепенно поднимаясь от воды вверх по мелким камням и засохшей глине. Как ни странно, а сигналов было не так уж мало. Набор находок обычный для таких мест: колечки от пивных банок, рыболовные грузила и прочие снасти. Конечно же, песеты, бывшая испанская ходячка и совсем немного евромонет. Ума не приложу, откуда все это добро тут взялось - я ведь в прошлом году все выходила, сигналов тогда почти не осталось. Загадка...

 

 

Но еще большей загадкой для меня оказалась одна монетка. Сигнал был очень нечетким. Да и сама находка, учитывая ее возраст, была слишком близко к поверхности. Почва на месте нашей рыбалки была сухая и серая. Так что если бы не пинпоинтер, то очень трудно было бы заметить сразу этот невзрачный, темный и  тонкий кругляш всего 15 мм в диаметре. Благо, из-за каменистости места противных зеленых окислов на монете совсем не было. Приятно, мне всегда нравился так называемый горный сохран старинных находок.

А когда взяла найденную монетку в руки, радости моей не было предела. Это ж надо! На моей ладони красовался Carlin Negro времен правления Карла II Наваррского (1349-1387гг.). И то, что он такой черный, еще раз подтверждало, что я права. Мне кажется, я вам уже неоднократно рассказывала о монетах этого короля и о нем самом. Эх, люблю я такие находочки!

 

 

А самое интересное знаете что? Не далее как всего два дня назад я читала в газете о сердце злого и бестолкового короля Наварры Карла II. Речь шла о реликвии из церкви в старинном небольшом городке Ujue, раскинувшемся на склоне большой горы. О легенде этого места я тоже вам уже рассказывала, дорогие коллеги по увлечению, в связи с одной из находок. Так вот, забальзамированное сердце наваррского короля вернулось в средневековый храм после передвижной выставки, проходившей в Мадриде, до начала всей этой эпидемии. Заодно и всевозможные исследования провели в институте судебных экспертиз столицы Испании. 

Думаете, что это подданные короля решили после его смерти вынуть сердце, забальзамировать и поставить рядом с ликом Мадонны в большой старинной церкви? Да нет! Это было последней волей самого короля. По желанию Карла II Наваррского после смерти его сердце должно было отправиться в Ujue, внутренности - в знаменитый Roncesvalles, а тело - в каменный саркофаг центрального собора столицы Наварры. Так наследники и поступили. Карл II, как и многие другие монархи и самые богатые представители дворянства того времени, был приверженцем жуткого обычая evisceración (потрошения).

 

 

Почему это делали? Да все очень просто. Красиво оформленные и захороненные в нескольких местах органы важных для государства людей, в первую очередь монархов, позволяли провести несколько раз похоронные обряды, напоминая лишний раз о власть имущих. К тому же, обычно эти внутренние органы или другие части тела хранились в значимых местах для королевских наследников или наследников умершего. И каждый последующий год после внесения в тот или иной собор, монастырь или церковь над этими частями человеческого тела совершались соответствующие обряды почитания, снова таки напоминающие всем о власть имущих. Кстати, сердце знаменитого короля Наварры Теобальда II (1238-1270гг.), умершего во время своего возвращения из Крестового похода на Сицилию, было отправлено в Шампань, где специально построили любопытную гробницу, которая до сих пор сохранилась в Париже. 

Наверное, многие из вас, дорогие друзья, знают, что этот варварский обычай был запрещен Папой Римским в начале XIV века. Но государи династии Капета (к ней относился Карл II Наваррский), французские короли, а затем и их преемники Валуа, обходили запрет так часто, что потрошение, за некоторыми исключениями, почти стало привилегией династии.

 

 

Вот такое необычное совпадение случилось у меня на днях: сначала прочитала о возвращении сердца одного из самых неудачливых королей Наварры в один из знаменитых храмов, а потом почти сразу попалась под катушку приятная во всех смыслах монета этого же монарха!  

Удачи нам всем, дорогие коллеги по увлечению, и крепкого здоровья! 

Татьяна Наваррика