По выбитой деревне

В тот день планы на поездку были огромные, но вот различные обстоятельства, в том числе и семейные, у некоторых членов нашей команды, перевернули их в верх тормашками. В виду всех этих дел пришлось выезжать чуть позднее намеченного времени и вдвоем. Подъезжая к дому товарища, я увидел, что он упаковывает вещи в уазик, а на лавочке стоит кружка горячего чая. 

Перебросив свое барахло во внедорожник, мы начали небольшую дискуссию по поводу мест для поиска. Сколько же в округе хороших, более-менее перспективных мест! Но мы ведь не ищем легких путей, и то, что мы смогли придумать на тот момент, - так это поездка на битое-перебитое урочище. Допив чай, мы отправились в путь. Всего лишь пару километров вдоль оврага, и мы почти на месте. Жаль, конечно, но вот дальше ехать опасно.  Лесная дорога выглядела добротной, но стоило только нам на нее заехать, как перед уазика провалился. Аккуратно выехав назад, мы поставили «буханку» на пригорке, а сами отправились дальше пешком. После таяния первого снега, лесной грунт напитался влагой настолько, что проваливался человек средней комплекции. Но ничего страшного, километровая прогулка на свежем воздухе еще никому вреда не приносила!

 

 

Через некоторое время мы стояли на краю урочища, на котором когда-то поднимали потрясающие находки. Затем каждый год под конец сезона мы приезжали сюда и продолжали доставать из земли неплохие находки, но к сожалению, их становилось с каждым разом все меньше и меньше. 

Не торопясь, вспоминая былые выходы в эти края, мы собрали приборы и отправились на поиски. Больше часа я бродил по месту, на котором когда-то стояло поселение, где кипела жизнь, но все мои траектории движения никаких результатов не приносили. Нужно было что-то делать, менять тактику поиска, и я потихоньку начал отходить ближе к ручью, который впадал в небольшую речку. Там располагалась небольшая полянка, и на ней часто попадались советские монеты. Я походил по ней минут пятнадцать, и прибор издал практически некопаемый сигнал. Но ведь место очень чистое, поэтому выкопал, не раздумывая. Приятная находка - пятачок 1946 года.  

 

 

Начало есть, тактика понятна, и я продолжил поиск в том же направлении. Скорее всего, на этом месте проходили какие-то гуляния. Товарищ же, наоборот, настойчиво, с упорством, продолжал бродить по урочищу. 

Около часа я метр за метром сканировал грунт, но результат оказался плачевным: прибор молчал, изредка издавая ложные сигналы. Присев перекурить и немного осмыслить сегодняшний выход, я заметил в стороне очертания тропинки, которая уходила вниз к ручью. Странно, но раньше я никогда не замечал ее. 

Сканируя каждый сантиметр этой тропинки, я услышал четкий сигнал - такое чувство, что предмет лежал прямо на грунте. Так и оказалось, монета была лишь немного присыпана листвой.

 

 

Эта находка прибавила оптимизма, и я даже не заметил, как оказался у ручья. В этом месте он расширялся и становился похожим на микроречку. Несколько метров берега аккуратно выложены ровными камнями. Скорее всего, здесь полоскали белье. Проведя здесь несколько часов драгоценного времени, я поднял убитую монету.  

 

 

Побродив еще немного, я отправился к товарищу. По выражению его лица я понял, что день не очень удался. На предложение попить чайку он незамедлительно выключил прибор и направился к рюкзакам. На перекуре мы обсудили все за и против и приняли решение отправиться к машине. Не стали мы испытывать судьбу и переезжать в другое место, да и времени не слишком много оставалось.

Вот такой не слишком продуктивный выход получился. У меня порядка десяти монет, у друга три кругляша, похожие на монеты. Но в этой поездке есть и свои плюсы. Теперь мы точно знаем, что здесь особо делать нечего. Хотя выбитых мест не бывает, но выводы для себя мы сделали.

Дмитрий(DS)