Закрытие рыболовного сезона на горячем канале ТЭС

Ударили первые морозы, скоро и у нас, в южных областях России, на водоемах станет лед, а расставаться с любимым фидером еще не хочется. Ход плотвы и леща на реках уже закончился, в ноябре белорыбица скатывается на ямы, активность клева резко падает. Закрыть сезон жидкой воды решено было на горячем канале ТЭС. 

На «горячке» местные жители ловят впроводку даже зимой, ведь вода здесь никогда не замерзает. Хмурое субботнее утро застало меня за рулем автомобиля по пути на ТЭС. Заезд на территорию станции запрещен, поэтому машину пришлось оставить за полкилометра до канала. Надев через плечо чехол с фидером, я взял в одну руку ящик с оснастками и прикормкой, во вторую термос и отравился в сторону береговой линии.

Место следовало выбирать не слишком близко к сбросу ТЭС, где хоть и тепло, но с рыбой точно туго, и не слишком далеко от входа канала в водохранилище. Температура воздуха нулевая, ветра, к счастью, практически нет. На подходе к каналу меня встретил густой туман.

 

 

По причине отсутствия ориентиров на обратном берегу водоема место было выбрано по памяти. Небольшая прогалина в камыше с удобным подходом к воде казалась достаточно привлекательной. Теплая вода активно испарялась, поэтому видимость в хмурое ноябрьское утра была не больше 10 метров.

Усевшись на ящик и разложив фидер, я приготовил прикормку. К пакетированной смеси был добавлен вареный горох, в расчете на леща, а также в смесь была всыпана порция мотыля – поздняя осень, что ни говори, требует большой порции животных компонентов. 

 

 

Маркериться при отсутствии ориентиров на обратном берегу оказалось не просто. Для создания искусственного ориентира я поставил на берегу в одну линию два рогачика. Один для фидера, а второй, напротив него, для фиксации направления заброса. Дистанция была выбрана после нескольких забросов маркерного груза в густой туман. Небольшой упор груза в дно сигнализировал о ближней бровке. Стартовый закорм составил всего три кормушки, так как осенью метаболизм у рыб замедлен и перекормить точку очень просто. Ставлю полуметровый поводок, на крючок надеваю три опарыша и делаю первый заброс в неизвестность.

 

 

Вершинка фидера упирается в белую пелену, пейзаж похож на кадры из фантастического фильма. Пока я возился с прикормкой, руки изрядно замерзли. Чтобы согреться наливаю себе чай и, удерживая чашку в обеих ладонях, разглядываю очертания воды, уходящей в белую завесу тумана. Квивертип предательски молчит.

 

 

Десятиминутные перезабросы в неизвестность заканчивались далеким  шлепком кормушки о воду, после чего снова воцарялась тишина. Первые два часа рыбалки вершинка не подавала признаков жизни, и я, совсем отчаявшись, уже подумывал о том, что закрытие сезона не удалось. Но вот несмелое трепыхание кончика удилища словно разбудило своей дрожью. Подсечка, есть. Прогонистый речной карась оказался на берегу. 

 

 

Новый заброс и снова тянущееся вечность ожидание. Теплеет, туман слегка рассеялся, видимость уже метров двадцать. Однако до сих пор не видно места падения кормушки.

 

 

Очередное подрагивание вершинки не приносит результата. Подсечка рассекает воздух, но крючок не упирается в рыбу. Снова заброс, и снова холостая подсечка. Очень несмелые поклевки не дают возможности реализовать подсечку. Укорачиваю поводок, ставлю крючок поменьше – безрезультатно. Попытки уменьшить наживку до одного опарыша вызывают прекращение клева. Такое впечатление, что рыба на точке есть, но она крайне пассивна. Ставлю максимально длинный метровый поводок и повторяю попытки. И вот после пятиминутной паузы резкий загиб квивера. Такой резкий, что я даже не ожидал. Подсечка, есть. На крючке оказывается достаточно хорошая густера. 

 

 

Повторение приведших к успеху действий результата не дает. До обеда словлено всего пять рыб, улов меньше килограмма. Три густерки, карась и небольшая плотва – вот все, что удалось изловить ноябрьским утром.

Пора собираться. Рыбалка получилась очень трудовая и нервная. Формально говоря, рыба словлена, сезон можно считать закрытым. Пожалуй, пора доставать ледобур и зимний ящик. На следующей неделе можно открывать сезон твердой воды.

С. Ширяев