Царей держава и ангелов слава

Мы привыкли к тому, что на крестах изображено распятие… Поначалу же русские крестики поражают разнообразием форм и изображений.

Так, под одним из экспонатов выставки, проходившей в сентябре-2019 в нижегородском Крестовоздвиженском монастыре, читаем: «Крест нательный. Великомученик Никита, побивающий беса. Медный сплав. Литье. XIV–XVI век». Когда-то Никита побил беса своими веригами и стал одним из самых любимых святых на Руси.

 

Прочь суеверия

 

«Второе тысячелетие нательного креста» — так называется экспозиция. Здесь можно увидеть крестики с XI века и по сей день. Собрал все эти древние и современные святыни директор Выксунского дома-интерната для престарелых и инвалидов Артем Ледяев. Вернее, он их нашел. Сам лично. В нашей Нижегородской области: в земле, на полях и полянках, на лесных опушках.

 

 

Артем Владимирович много лет участвует в поисковом движении, вместе с единомышленниками выезжает на мес­та боев Великой Отечественной, разыскивая останки солдат, не вернувшихся с войны. А между экспедициями он выходит с металлоискателем на просторы нашей области. Наметанный глаз может определить, где могли быть поселения. Или полянка между двумя деревнями, куда местные жители выходили на гулянья, на кулачные бои. Дела это все беспокойные — вот и теряли, случалось, наши предки свои нательные крестики. Также и в поле: веревочка у пахаря перетерлась, крест и упал.

 — Создавая экспозицию, я главным образом думал о том, что эта часть родной истории многим практически не знакома, — говорит Артем Ледяев. — Ведь порой наши сограждане лучше знают мифы Древней Греции, чем историю русского православия. Но я довольно долго не решался оформить находки в коллекцию. К сожалению, у нас бытует множество суеверий. Говорят, нашел нательный крестик — брать нельзя: чужой крест (то есть жизненные испытания) на себя берешь. По этому поводу я всегда рассказываю такую историю. Мальчик нашел крестик и принес отцу показать. Тот отнесся отрицательно: чужой крест и так далее. А мальчик в ответ: «Я спас этот крестик. Он меня сам попросил» — «Как?» — «Я его подобрал, перевернул, а на обратной стороне написано: «Спаси и сохрани». Я так и сделал. Такая вот притча. Но нужно понимать, что мы не ведем поиски на местах археологических памятников. а копаем максимум на штык лопаты, глубже металлоискатель не берет.

 

Ставрография

 

В коллекции Артема Ледяева около 500 крестов. О них посетителям выставки в монастыре каждый день рассказывала социальный работник дома-интерната Елена Рудницкая.

— Существует целая наука — ставрография, которая изучает историю креста и его иконографию, — объясняет она. — Первое упоминание о нательных крестах на Руси содержится в Новгородской летописи 1071 года. Документ середины XII века «Вопрошания Кирика» позволяет утверждать, что к этому времени ношение крестов уже было распространено. Нательные кресты домонгольской Руси были весьма разнообразными. Вероятно, самыми первыми крестами-тельниками, появившимися в Киеве, были равносторонние каменные крестики, именуемые корсунчиками. Их находят на территории всех древнерусских княжеств. К сожалению, пока таких экземпляров в нашей коллекции нет.

 

 

При всем разнообразии типов русских нательных крестов XI–XIII столетий все они по форме являются четвероконечными и равносторонними. Именно такие воздвигались и на куполах храмов домонгольской эпохи. Шести- и восьмиконечные нательные кресты появляются не ранее XIV века, а формирование классического русского восьмиконечного креста завершается только к началу XVII столетия.

Татаро-монгольское нашествие стало трагедией для Руси, но и под игом у нас строились храмы, писались иконы, отливались кресты. Крупным центром их производства в XIV–XV столетиях становятся Тверь и Старица. Тверские кресты не были такими разнообразными, как домонгольские. Но можно выделить несколько типов, самым характерным из которых является небольшой прямоконечный крест с изображением Михаила Архангела на обороте и Распятия, Неруко­творного Спаса или Никиты Бесогона на лицевой стороне.

Наиболее распространенными в XV–XVI столетиях стали наперсные (носившиеся на груди поверх одежды) кресты довольно большого размера (как правило, 8,4х5,6 см), имитировавшие домонгольские энколпионы — двустворчатые крес­ты-складни. На лицевой стороне этих двусторонних крестов изображалось Распятие с предстоящими. В верхнем медальоне помещалось изображение Святой Троицы, в нижнем — святого Никиты Бесогона, на оглавии — образ Спаса Нерукотворного. На обратной стороне в центральной части — образ Богородицы «Знамение» в ромбе с символами евангелистов или ростовое изображение пророка Илии в боковых медальонах. Такие двустворчатые кресты к началу XVII века превратились в обычные двусторонние кресты с теми же изображениями.

 

Процветшие и огненосные

 

На рубеже XVII–XVIII столетий в русской храмовой архитектуре возникает новый стиль — московское барокко. Проявилось оно и в нательных крестах. На одном из стендов — так называемый крест-штурвал. В народе так называли, и не обязательно его носили моряки. Просто в середине, на перекрестье, было некое подобие круга, напоминающее штурвал. Эти кресты богато украшены. Здесь мы уже видим цветную эмаль.

Наиболее ярко узорочье барокко проявляется в так называемых «процветших» и «огненосных» крестах. В первом случае крест становится зримым символом райского Древа Жизни. Во втором — символом Воскресения, которое этимологически родственно славянскому глаголу «кресати» — высекать огонь. «Процветшие» кресты украшались узором из листьев и стеблей. Огненосные кажутся объятыми языками пламени.

К концу XVIII столетия обмирщение церковного искусства проявилось в крайнем оскудении иконографии нательных крес­тов. Развитие орнаментальности сопровождалось устранением изображений святых. На нательных крестах XVIII и XIX столетий почти невозможно найти образ Богородицы или ликов святых. В то же время начинают распространяться крестики с изображением Распятия, которые в предыдущее столетие были на Руси почти забыты.

 

 

У каждого крестика есть ушко, куда вставляют гайтан. У одного оно уже, у другого шире. Или одна сторона тоньше другой. Этому есть причины. Если отверстие большое, то крест носили долго, и он мог годами протираться гайтаном, если узкое — значит, быстро потеряли. Теряли нательные крестики и в XX столетии, теряют, к сожалению, и сейчас. Подтверждение тому — находки Артема Ледяева, находящиеся на стендах и рассказывающие нам о величии Креста Господня, который, как поется в эксапостиларии, «красота Церкве, царей держава и ангелов слава».

 

Пусть будет музей

 

Желающих посетить выставку оказалось много. Кроме прихожан монастыря приходили студенты вузов и техникумов, школьники, преподаватели, просто интересующиеся люди.

Необычная коллекция прибыла в Нижний Новгород благодаря игумении Филарете (Гажу), настоятельнице Крестовоздвиженского монастыря. Она побывала однажды в Выксунском доме-интернате, где была выставлена коллекция Артема Ледяева, и пригласила его сотрудников устроить выставку и в обители. Тем более престольный праздник был уже не за горами. Артем Владимирович с удовольствием согласился.

Рядом со стендами, привезенными из Выксы, можно увидеть экспонаты, которые предоставила для выставки настоятельница обители. Эти кресты матушка привози­ла из паломнических поездок, из разных святых мест. Например, здесь точная копия креста царя-мученика Николая II, который он имел при себе, находясь в заключении.

 

 

— Крест — великая святыня, — говорит игумения Филарета. — Выставка посвящена кресту именно как великой христианской святыне. Не как произведению искусства, части материальной культуры, а именно святыне. Очень бы хотелось, чтобы в будущем в нашей обители появился музей, посвященный Животворящему Кресту. По крупицам мы уже собираем экспонаты. С Божией помощью, с миру по нитке… Вот и сегодня принесли крест, вчера — складень старинный. Будем рады, если кто-то еще пожертвует святыни для нашей экспозиции. 

Надежда Муравьева, nne.ru