Ишаки Марио и странный набор находок

Итак, друзья, очередной выезд всей дружной компанией. На этот раз не в сторону океанских пляжей, где сейчас ливневые дожди по 20 литров на метр квадратный и ветер такой, что деревья валит и голову срывает - даже красное штормовое предупреждение объявили. Мы поехали в горы.

Один из наших ребят нарыл где-то информацию об очередной римской дороге. А вдруг получится эту дорогу найти! Мы, конечно же, понимали, что такой поиск будет непростым, ведь столько столетий уже прошло с времен вторжения римского войска на территорию Наварры. Если каким-нибудь паводком не стянуло верхние слои почвы ниже по склону горы, то великолепное каменное покрытие и тяжеленные валуны дорожной обочины никогда не найти без специального археологического оборудования. Но, как обычно, надежда на поисковую удачу и копарьское чутье умирает только в конце выезда, если ничего хорошего под катушку не попалось, да и то не всегда. Отчаянные оптимисты в таких случаях все-таки верят, что место удачное, просто на этот раз не повезло.

Ладно, друзья, вернемся к нашей вылазке того дня. Далеко ехать не пришлось. Нужная точка, вернее горный склон, был всего в каких-то тридцати километрах от города. Супер, меньше времени на дорогу, больше на поиск. Оставили машину на окраине небольшой горной деревушки и потопали вверх пешком.

 

 

У первых же зарослей густого колючего кустарника взялись за металлодетекторы. По мере медленного продвижения в сторону вершины постоянно приходилось присматриваться к каждой мелочи, к каждому выступу, к каждому камню. Уже не раз сталкивались с тем, что древнеримские дороги были покрыты приличным слоем грунта, зарастали деревьями и кустарниками. Поэтому смотрели в оба и слушали все сигналы из-под катушки в четыре уха... А вдруг в наушниках слабенько технет какая-нибудь красивая римская монетка? Но пока вообще никаких сигналов не было. Мусора-то в местных лесах почти не бывает, а до полезных находок, по всей вероятности, мы пока не добрались.

Долго рассказывать о наших мытарствах не буду, это обычная рутина горного поиска в горах северной Наварры. Скажу только, что до скопления полезных находок мы все-таки дотопали. Но вот незадача, то и дело попадались пряжки разных времен древнеримского пребывания на этой территории, бронзовые заклепки конной упряжи, гвоздики характерной формы от древнеримской обуви. В общем, все, что угодно, но ни одной монеты. Представляете, на пять металлоискателей ни одного даже захудалого какалика. Удивительно!

Хотя дорогу мы все-таки нашли. Хорошо, что в одном месте кабаны пару лет назад разрыли приличный участок, который уже успел немного травой зарасти. Но на том месте просматривалось частично древнее каменное покрытие.

 

 

А за кустами и часть обочины можно было заметить, если знаешь, что искать. По этому куску мы легко определили направление этой древнеримской дороги. Была она не такой уж и широкой - видать, рассчитана была на пешие переходы. Возможно, тут и легионеры ходили. А знаете, что древнеримский солдат с собой носил всегда?

Первый обязательный список солдатской поклажи появился с легкой руки Гая Мария, древнеримского полководца и политического деятеля, семь раз занимавшего должность консула, в том числе пять раз подряд в 104-100 годах до н. э. Именно он значительно уменьшил и ввел в категорию обязательной дорожную поклажу древнеримских солдат. Знаменитый консул считал, что возить за собой слишком много вещей - это позор для военного человека. Кстати, до приказа Гая Мария многие легионеры целые повозки разной утвари за собой возили. 

Так вот, по новому правилу, каждый древнеримский воин нес на своем плече рогатину, на ней была бóльшая часть рациона и снаряжение, также минимум самых необходимых вещей. Таким способом убирались повозки с поклажей и значительно увеличивалась подвижность армии. Именно после такой реформы и появилось едкое прозвище в адрес древнеримских солдат - "марийские мулы".

 

 

Известны многие изображения древнеримского воина с поклажей, висящей на рогатине за спиной, в том числе и на знаменитой Колонне Трояна. Что же таскал на себе древнеримский солдат?  А таскал он маленькие круглые сковородки с ручками, сетчатые сумки, металлические или терракотовые вазы, бутылки. Обязательно была небольшая сумка (груша), скорее всего, кожаная, в которой были нож, ложка, масляная лампа, деньги и т. д., а также, некоторые из продуктов, которые нельзя было нести в сетке, поскольку они боятся плохой погоды (бобы, сыр, соль и т. п.).

Была еще и большая сумка (mantica), сравнимая по форме с матросской сумкой, в которой, скорее всего, была сменная одежда (туники, обувь и прочее), возможно, и какие-то мелкие инструменты. В "Estratagemas" было написано, что поклажа должна позволять легионеру быть максимально автономным, что легионер должен нести еду и питье на несколько дней, запасную одежду и всю утварь, которая позволила бы ему копать и строить укрепления лагеря.

 

 

Также в этом документе указывалось, что в поклаже у солдата должны быть предметы, которые позволяют ему готовить, потому что в определенный момент может не быть общей столовой: "У вас должна быть кастрюля (patera) из бронзы или дерева, которая служит блюдом и посудой для приготовления хлеба (panis) либо твердого печенья (buccelatum) из вашего рациона пшеницы (frumentum). Должно быть копченое мясо (laridum) для приготовления супов" и т.д.

Кстати, во время походов чистое вино запрещалось, оно заменялось кислым вином или напитком, в котором смешаны вода и уксус (posca). Эти жидкости, скорее всего, и были в кожаном контейнере, хорошо видном на изображениях. 

 

 

Представляете себе, сколько килограмм легионеры таскали на плече в том числе и по той горной дороге, ведущей по крутому склону в сторону Франции, где проходил наш поиск в тот выезд? Если мы с небольшими рюкзаками запыхались, каково им было с такой поклажей? Вот только денег почему-то эти самые легионеры не теряли. А может, мы в тот раз их просто не нашли? Время покажет, вернее следующий наш выезд.

Удачных походов нам всем и отличных находок, дорогие коллеги по увлечению!

Татьяна Наваррика