Парадные секиры бронзового века – богатство Уральских гор

Начну издалека. В окрестностях города Юрюзань Челябинской области была найдена бронзовая секира. Что характерно, находку сделали не профессиональные археологи-историки, а дети из кружка ИЗО. Они вместе с руководителем собирались делать зарисовки, однако к любованию видами прибавилось любование необычной находкой. Ее отнесли в музей Златоуста. 

 

 

Позже уральский археолог К. В. Сальников установил, что это «бронзовая секира эпохи раннего железа, датируется серединой I тыс. до н.э.», а также отнес ее к предметам ананьевской культуры. Исследователь привел мнение, что подобные предметы являлись «не боевым оружием, а символами власти».

Все это произошло в 1950-х годах. С того времени секира из Златоустовского музея много раз упоминалась в научных работах: об оружии ананьинской культурно-исторической области, искусстве Волго-Камья и Урала раннего железного века. Н.Б. Виноградов осуществил фотосъемку предмета и исследования экспоната вышли на мировой уровень.

 

 

В итоге было установлено, что это действительно так называемая парадная секира. А значит, реальный раритет: сегодня в музеях хранится всего 10 подобных секир со всей Европы. При этом все они – случайные находки… Где они были сделаны, расскажем чуть позже.

 

Парадные секиры

 

Парадные секиры – подлинные произведения бронзолитейного искусства раннего железного века. Если вы подумали, что ими сражались на полях битв древние вожди, то это не так. Парадные секиры, как становится понятно даже из названия, предназначались лишь для создания нужного впечатления. Они были знаковыми предметами высокого ранга – символами власти и могущества; своеобразными царственными жезлами, принадлежавшими военной аристократии, жрецам или вождям.

Каждая из парадных секир неповторима, но специалисты все же выделяют пять типов: 

  • пинежско-елабужский (с выступающей втулкой и навершием в виде головы грифона, с головой волка на обушке); 
  • слудкинский (навершие в виде головы грифона, обушок – также в виде головы грифона); 
  • кара-абызский (навершие в виде головы грифона, молоточковидный обушок); 
  • галановский (обушок в виде головы волка, поверх которой сформировано изображение совы); 
  • юрюзанский (слабо выступающая втулка, стилистически иное оформление головы волка на обушке). 

 

 

Как мы видим, отличительный признак парадной секиры – это образы волка и хищных хтонических птиц (грифона, фантастического ушастого орла, филина). Исследователи С.В. Кузьминых, Н.Б. Виноградов полагают, что данные образы отражают мировоззрение кочевников степей Северной Евразии. Это также кочевые животные, сильные, быстрые, заслуживающие поклонения. От кочевников образы перекочевали в мифологию их соседей – обитателей Уральских гор.

Что касается материала, из которого отливали парадные секиры – это бронза. К примеру, юрюзанская секира отлита из оловянной бронзы с повышенной концентрацией свинца и мышьяка. Однако в те времена местные уральские кузнецы работали преимущественно с медью, а оловянная бронза была дорогим экспортным материалом. Это еще раз доказывает факт того, что парадные секиры являлись статусным и дорогим аксессуаром. 

 

 

Такую вещь берегли пуще зеницы ока, и ее было невозможно просто потерять. Тогда как же быть с тем фактом, что находки всех парадных секир случайны?

 

Случайные находки

 

Ни в одном случае парадные секиры не были найдены в могильниках или в погребениях. Нельзя связать находки и с кладами литейщиков – они вообще не характерны для археологических культур Урала эпохи раннего железа.

Остается лишь один вариант: скорее всего, парадные секиры входили в состав жертвенных комплексов, связанных с магическими обрядами и ритуалами. 

Приведу классический пример, вошедший в учебники археологии. Правда, не русские, а европейские, но не суть. Во второй половине XIX века датский археолог Й.Я. Ворсо обратил внимание на то, что многочисленные клады бронзового века на севере Германии, в Дании и на юге Швеции были найдены в болотах, на дне рек и озер. Причем это не только оружие из меди и бронзы, но и золотые сокровищницы (сосуды, украшения, заготовки, сырье). Ворсо предположил, что эти предметы являлись жертвенными и намеренно бросались в воду.

То же самое можно сказать и о парадных секирах. Посмотрите, где они были найдены: обе секиры с Пинеги – на берегу реки; галановская – в результате земляных работ на современном кладбище; экземпляр из Слудки выпал из осыпи грунтовой дороги; место находки секиры из Златоустовского музея описано как дикое, труднопроходимое, на склоне горы. 

 

Аракульский Шихан

 

Указание на труднодоступность места находки юрюзанской секиры заставляет вспомнить о ритуальных комплексах в потаенных местах Урала (Азов-гора, гора Караульная, Шайтанское озеро, Аракульский Шихан).

Дело в том, что население Урала с каменного века обожествляло вершины гор, размещая на них свои святилища, культовые места. Некоторые из них, в частности, один из Шиханов - вершин, возвышающихся над озером Аракуль на севере Челябинской области, украшались наскальными рисунками, выполненными охрой. Уступы самих Шиханов оказались усеяны обломками сосудов эпохи медно-каменного века (энеолита). Однако вряд ли на такой высоте и в отсутствие нормальных укрытий на скалах жили люди. Иное дело – походы в святилища для поклонения. А если учесть, что на площадках вершин Уральских гор расположены «чаши» - округлые углубления различного размера, то логичным будет предположить, что жертвоприношения как раз производились именно в таких местах. Некоторые из чаш, занесенные землей и набравшие воду, до сих пор хранят множество артефактов и ждут тех, кто их найдет.

 

Одна из пустых каменных чаш на Аракульском Шихане.

 

Вершины Уральских гор таят еще немало загадок…

Д. Таскин, по материалам

журнала «Приволжская археология»