Раскол – свежий взгляд! Часть 2

Таким образом, схватка за «информационную диктатуру» и капиталы, между двором патриарха и Кремлём, была неизбежна. О простых людях, как водится, никто не думал. И причём тут церковные книги, причём обряды? Разумеется, тогда не шло и речи о прямой и полной конфискации церковного имущества, как это произошло несколькими веками позже. Дело было во включении «бизнеса церкви» в общую систему налогообложения государства Московского. Разве вот только личный банк последнего старообрядческого патриарха, Иосифа, поступил в собственное распоряжение царя и ближних бояр. Справедливости ради надо заметить, большая часть средств, полученных в результате налогов на «церковный бизнес» пошла на содержание армии, кстати, воюющей и на развитие регулярного флота Московского царства. Между прочим, дело то было задолго до появления на свет, «создателя флота» Петра.

А новоявленный патриарх Никон? Им просто воспользовались. Мало ли, что думал и хотел он сам. Этот человек, при своей резкости и прямолинейности, был лишь заменяемым «инструментом» в государственной налоговой и бюджетной политике. Не потянул бы он, тут же нашёлся бы другой.

Конечно, Никон был известен своей идеей главенства церкви над государством, патриарха над царём. На виду был «римский путь», то же ведь христиане, хотя и «латиняне поганые». Но Никон справился с задачей и пока не «перегнул палку», был на коне.

Разумеется, огромному количеству верующих были совершенно невдомёк все эти резоны правителей. Люди встретили изменения крайне враждебно и со страхом. Ведь рушилось то, что считалось, в их понимании, незыблемым. Начались бойни между сторонниками и противниками реформ. Монахи и простые люди уходили в глухие леса, основывали тайные поселения и скиты. Противников реформ хватало везде, в крупнейших городах и на окраинах государства. Среди холопов и господ. По всей Руси началось брожение, ведь не было современных средств связи, народ жил слухами.

Одним из известнейших и крупнейших центров раскола был знаменитый Соловецкий монастырь, а ведь его влияние распространялось по всему русскому северу.

Вот что говорил глава раскольников протопоп Аввакум – «Огнём, да кнутом, да виселицей хотят веру утвердить»! «Которые апостолы научили так? Не знаю! Мой Христос не приказал нашим апостолам так учить, еже бы огнём, да кнутом, да виселицей в веру приводить». Праведен гнев искренне верующего человека, а мне вот вспомнилось, когда я прочитал эти его слова, как приводили Русь исконную, языческую к христианской вере? Уж не теми ли самыми методами заставляли отказаться от родных Богов?! Но это так, просто мысли вслух, к делу не относящиеся.

А вообще говоря, потери среди населения были огромны и речь ведь не только об убитых и казнённых. Сколько же сильных и верных старой вере людей ушло тогда на окраины, в глушь. Практически выпав из экономической и военной жизни государства.

Монолитная страна, не до конца восстановившаяся после Большой Смуты, раскололась. Новый раздор пришёл на русскую землю. Страшный след оставил раскол в жизни народа. И сейчас, наверное, не так важно, что стало его причиной, но след этот не зажил до сих пор.

На самом деле, старообрядцев разных толков и нынче немало среди русских людей. Просто они уже привыкли не афишировать себя, вести свою духовную жизнь вне общества.

А ведь идеологи как старообрядческой, так и официальной РПЦ, и теперь предпочитают помалкивать, не касаться экономической составляющей раскола на Руси в 17 веке.

В следующей, третьей и последней части статьи, я расскажу как раз об идеологических причинах, т.к. уже упоминал раньше, они конечно тоже были. Только я заметил камень преткновения опять-таки не в обрядах и не том сколькими пальцами креститься. Мне видится, слишком далеко реальное русское православие было от принятого официально, Византийского.

Продолжение следует...

Д. Нукратец.