Взаимосвязи: парадоксы нумизматики

Часть 1

Часть 2

Часть 3

 

Иван IV продолжил собирание русских земель и начал стремительное продвижение на восток, к Сибири. Ему удалось объединить осколки империи Чингисхана, создать политическую, государственную систему России. Для достижения этих целей Иван Грозный вооружился идей, возникшей еще во времена его деда Ивана III, женатого на византийской принцессе Софье Палеолог: "Москва - Третий Рим". Эта идея, сформулированная старцем псковского Елеазарова монастыря Филофеем в 1524 году на столетия вперед стала краеугольным камнем русской государственности.

 

Моление монаха Филофея о Третьем Риме. Картина в Спасо-Елеазаровом монастыре. 

 

По мнению русского историка, профессора Н. С. Чаева (1897-1942), «теория Третьего Рима идеологически обосновывала и оправдывала действия правительства по созданию сильного централизованного государства, она была призвана сформировать идеологический облик Москвы. В сфере внутренней политики централизация власти в руках царя-самодержца оказала влияние на социальное развитие в целом. В сфере внешней политики создание Московского царства влекло за собой поддержку восточных христиан, колонизацию и христианизацию земель на Востоке и, наконец, оно придало больший вес московским дипломатам в их отношениях со странами Запада»

Еще одна общая грань столь различных монет: денарий и копейка, в первую очередь, служили для выплаты жалования военным.

Август платил денарий в день легионеру. Около двух-трех копеек в день получал русский стрелец на государевой службе. Интересно, что три копейки в день по весу серебра примерно приближаются к весу римского денария. То есть зарплата служивых была в какой-то мере даже соотносима, и за 15 столетий сильно не изменилась от Рима до Москвы; и тот и другой воин в день могли получить до трех грамм серебра монетой. Как римский легионер, так и русский стрелец в начале легенды на монете читали одно имя – Цезарь! Caesar - црь- царь. Хотя между монетами существует временная пропасть в полторы тысячи лет, имя римского полководца Юлия Цезаря принятое в наследство Октавианом Августом и сегодня объединяет их!

Редкие рукописи времен Ивана Грозного сохранили для нас его тягу к римской истории и ее героям – а вот копейные денги в миллионных тиражах разнесли по огромной территории России государственную идеологию "Москва третий Рим! Два Рима пали (Рим и Константинополь), третий стоит (Москва), а четвертому не бывать!"

 

Печать судьбы

 

Что еще объединяет эти монеты? Судьба правителей, имена которых запечатлены в монетном металле. Судьба, даровав им власть и могущество, отняла, наверное, самое ценное для человека – простое семейное счастье. Оба правителя по-своему были несчастны и пережили множество трагедий связанных с их родными. Обратимся к денарию императора Августа.

 

 

На реверсе монеты мы видим две фигуры юношей. Это родные внуки императора. От брака с полководцем, победителем флота Клеопатры, Марка Агриппы и дочери Августа Юлии родились два сына: в 20 году до н. э. Гай и в 17 году до н. э. Луций. Их обоих Август усыновил. Впоследствии они уже именовались как его сыновья.

Денарий показывает Гая и Луция с символами новой должности - "первых среди юношей", princeps iuventutem, ставшей постоянным титулом наследников престола в Римской империи и дошедшей до наших дней в сокращении "принц".

Сам Август писал в своем политическом завещании:

«Сыновей моих, Гая и Луция Цезарей, чтобы почтить меня, сенат и народ римский, когда им было пятнадцать лет, назначил консулами, чтобы они вступили в эту должность через пять лет… А все римские всадники обоих их провозгласили начальниками молодежи, дав серебряные щиты и копья». К слову, консул в Риме – высшая гражданская должность. Одновременно избирались два консула сроком на один год. 

Именно упомянутые выше копья и щиты изображены на монете. Сами принцепсы одеты в магистратские тоги — символы их назначения консулами. Кроме того, на монете представлены священные знаки жречества — жезл и ковш понтифика.

Август возлагал на Гая и Луция огромные надежды, хотел передать им власть, но смерть отняла их у него. Гай погиб на Востоке, готовя войну с парфянами, а Луций умер по дороге в испанские провинции.

Внезапная смерть двух знатных юношей вызвала множество толков в римском обществе. Нашлись злые языки, которые обвиняли в смерти братьев жену Августа Ливию: подозревали, что она расчищала путь к власти своему сыну от предыдущего брака Тиберию.

 

Тиберий

 

Отголоски этих слухов мы встречаем у Тацита, который называет ее "злой мачехой дома Цезарей". Забегая вперед, скажем, что под влиянием Ливии впоследствии Август усыновит Тиберия и тот станет следующим римским императором. К концу своего правления Тиберий прославится неимоверной жестокостью и развратом.

Продолжение следует…

Алексей Фоминых