Следы истории на монетах - 2. Сын философа на троне

 

166 год нашей эры. Северо-восточные границы Римской империи подверглись разорительным и жестоким набегам сарматских и германских племен. Это не были отдельные племена и народы – это были настоящие племенные союзы. Рискну предположить, что среди нападавших на империю было немало предков славян, но письменных подтверждений этому пока не обнаружено.

Первые упоминания о воинственных северных племенах встречаются только в византийских хрониках VI в. Тем не менее, археологические данные – находки серебряных денариев Марка Аврелия, в ареале распространения Черняховской археологической культуры, говорят о том, что предки славян еще во II веке нашей эры, так или иначе, сталкивались с римской цивилизацией. Это могли быть торговые контакты, через посредство племен живущих к западу от Карпат, или участие в набегах на границы империи в составе сарматских отрядов.

 

sledy-istorii-p2-04

Карта провинций Римской империи в эпоху Антонинов

 

Но вернемся на северо-восточные рубежи империи, провинция Паннония, город Сирмий (совр. Сремска-Митровица, Сербия). Именно в этом крупном провинциальном городе-крепости долгое время жил Марк Аврелий, командуя римскими легионами, отражавшими натиск германских и сарматских племен.

 

sledy-istorii-p2-01

Денарий Марка Аврелия в честь победы над германцами. Трофеи на реверсе.

 

Представим себе влажное и прохладное, плохо протопленное помещение со стенами из известняка и плинфы – плоских глиняных кирпичей. Скромная обстановка. Стол с бронзовой масляной лампой, полки с большим количеством свитков. Походная кровать, застеленная медвежьей шкурой. У входа, из тени можно выхватить взглядом, висящие на специальном деревянном шесте с перекрестием, серебряный панцирь, парадный римский шлем и короткий гладиус в дорогих ножнах.

Это комната и есть походное пристанище полноправного властелина Pax Romano – римского мира.

Заостренный бронзовой стилос, словно носовой таран римской боевой триеры, бугристо разрывал гладкую поверхность воска. На доске разрозненные буквы сливались в новую мысль, стилос оставлял на мягком воске след, которому суждено было пережить автора этих строк и даже саму Римскую империю.

Так рождалась книга «Наедине с собой» размышления императора Марка Аврелия – приверженца стоической философии считавшего, что на Земле нет ни плохого, ни хорошего – ни грустного, ни веселого, ко всему надо относиться с равным спокойствием.

 

sledy-istorii-p2-03

Конная статуя Марка Аврелия в Риме

 

Несмотря на такой стоицизм, Марка Аврелия очень беспокоило поведение его сына – наследника императорской власти Луция Комода Антонина. Здоровье уже начинало подводить пожилого правителя, мучили боли в желудке, часто посещала общая слабость, тянуло в сон, а высокий лоб покрывался липким потом. Император искал опору в сыне-соправителе, чувствуя свою ответственность за судьбу римской цивилизации, он хотел быть уверен в будущем Римской республики (лат. res publica — «общее дело»). Искал и не находил этой опоры...

Отсюда и потрясающий пессимизм его размышлений: «Когда тебя возмутит чье – то бесстыдство, тот час же спроси себя: « Возможно ли, что бы в мире не было людей без стыда?» Нет, невозможно. Не требуй же невозможного!». Предположу, что эта фраза как раз и родилась в голове философа при известии об очередном неблаговидном поступке сына.

Или вот еще одна характерная цитата, из книги, написанной человеком, обремененным множеством забот и с обостренным чувством долга: «Во-первых, не делай ничего без причины и цели. Во-вторых, не делай ничего, что бы ни клонилось на пользу обществу … Каждое дело исполняй как последнее в жизни…Живи так, будто ты сейчас должен проститься с жизнью, как будто время, оставленное тебе, есть неожиданный подарок».

Возможно, «стоический пессимизм» Марка Аврелия и был особого рода предчувствием будущих бед. Современная историческая наука считает началом процесса крушения устоев Римской империи именно эпоху правления императора Марка Аврелия, а более всего с начала правления его сына – императора Комода Антонина.

 

sledy-istorii-p2-05

Марк Аврелий в фильме "Гладиатор" Ридли Скотта

 

У Марка Аврелия и его жены августы Фаустины было шестеро сыновей и семь дочерей. В античности детская смертность достигала катастрофических размеров. Поэтому большинство детей императорской четы умерли еще при жизни родителей. Единственным выжившим мальчиком остался Луций Коммод, родившийся 31 августа 161 года, когда его отец уже был императором.

Продолжение следует…

Алексей Фоминых