Древние городища на Камчатке: обсидиановое оружие и культ собак

Знаете ли вы, что представители довольно экзотических культур, подобные южноамериканским, существовали и на территории России? Правда, все это было в далеком прошлом. На Камчатке.

 

 

Весной 2020 стало известно, что сотрудники Камчатского археологического отряда Института археологии РАН исследовали 35 укрепленных и открытых поселений в долине реки Камчатка и впервые составили их точные топографические планы. Оказалось, что задолго до начала русской колонизации на Камчатке существовала развитая цивилизация.

К слову, исследования проводили известные ученые: археологи, сотрудники ИА РАН Николай Александрович Кренке, Сергей Николаевич Чаукин, Варвара Анатольевна Баскова, специалист-тефрохронолог Мария Михайловна Певзнер, а также зоолог, палеоботаник, геодезисты, специалисты Государственного Эрмитажа и Камчатского университета. Проводником отряда был камчадал А.В. Елистратов из поселка Ключи. 

 

Выезд по протоке реки Камчатки, лодку ведет А.В. Елистратов.

 

Надо сказать, исследовался район Камчатки весьма скудно. Так, в 1932 году возле усть-Каменогорска провел раскопки японский антрополог Эйдзи Накаяма. Затем были разведки в 1960-х, но все заглохло почти бесследно. До 1996 года, когда в долине реки провел масштабные археологические разведки А.К. Пономаренко. Им были составлены подробные глазомерные планы укрепленных поселений и стоянок. После него в 2000-х работали в районе озера Нерпичье американские ученые из университета Буффало.

И вот, только под второе десятилетие XXI века, до тех краев добралась экспедиция института археологии Российской Академии Наук (ИА РАН). Камчатский отряд ИА РАН исследовал территорию возле поселка Ключи на реке Камчатка и окрестностях озера Ажабачье. По берегам реки Ажабачья на протяжении 10 км был расположены множество поселений на расстоянии всего нескольких сотен метров друг от друга!

 

 

Камчатские усадьбы

 

Поселения правильной геометрической формы, в основном квадратные или прямоугольные, размером примерно 40 х 40 метров, окружены рвами и валами по периметру. Они располагались в пойме и на мысах высокого берега. 

Правда, назвать эти укрепления городищем нельзя. «Термин „городище“ не вполне подходит к данному типу объектов, это скорее укрепленные усадьбы», — пояснил Николай Кренке.

 

 

Кстати, по легендарным сведениям, записанным исследователем Степаном Петровичем Крашенинниковым в 1739 году, в урочище Шанталы прежде был острог, простиравшийся на 2 версты в длину, и все это пространство можно было пройти по свайным постройкам (балаганам), не спускаясь на землю. При этом стоит отметить, что к моменту описания Камчатки Крашенинниковым численность населения здесь резко снизилась. Так, в Шантальском остроге общее количество жителей равнялось приблизительно 120 человекам.

 

 

Разведки по течению реки Ажабачья показали, что большинство стоянок имеют культурный слой, перекрытый пеплом вулкана Ксудач, который извергался 1800 лет назад. 

Особенностью камчатской археологии является то, что отложения вулканических пеплов, датированные и идентифицированные с извержениями конкретных вулканов, позволяют еще в процессе проведения полевых работ определить возраст археологических объектов, залегающих между определенными пеплами. 

 

 

Именно поэтому было установлено, что поселения на реке Ажабачья возникли не менее 2000 лет тому назад и закончили свое существование в XVI–XVII веках.

«Долины нижнего течения реки Камчатка и озера Ажабачье с вытекающей из него протокой – регион, богатый пищевыми ресурсами. Здесь находятся места наивысшей концентрации на полуострове ресурсов лососевых рыб, которые приходят на нерест, и служат пищей для большого количества зверей. Это невероятный по своей продуктивности участок, и этим обуславливается очень высокая плотность здесь древних поселений, намного превосходящая, например, концентрацию населения в долине Москвы-реки в железном веке», – рассказал Николай Кренке.

Вернемся к усадьбам. В тот период они были окружены сотнями округлых ям с диаметром два–три метра и глубиной до полутора метров. В ямах исследователи обнаружили следы накопления мусора, а также несколько черепов собак. Скорее всего, ямы выкапывались для заквашивания рыбы, которую заготавливали в качестве корма для собак.

 

 

«Это была цивилизация ездовых собаководов. У них не было домашнего скота, но зато были собаки, с помощью которых они могли перемещаться на огромные расстояния. Вероятно, это имело очень важное значение для жизни аборигенов, раз ради этих поездок они заготавливали для собак корм на зиму», – объяснил Николай Кренке.

Кстати, на сегодня история сибирского ездового собаководства изучена мало, а данных, как и когда сформировалось общество, построившее такие большие поселения и приручившее собак на территории Камчатки, практически нет. Именно поэтому исследования, позволяющие заполнить эту лакуну, чрезвычайно важны.

 

Находки на Камчатке

 

Среди находок привлекают внимание несколько выразительных наконечников стрел и орудий с серповидным лезвием. Важно также изучение состава сырьевой базы и ее хронологической динамики. Обращает на себя внимание высокий процент отщепов из молочно-белого халцедона и почти черного вулканического стекла – обсидиана. Обсидиановым оружием и орудиями труда, кстати, славились цивилизации Латинской и Южной Америки.

 

Орудия из обсидиана и халцедона, найденные на стоянках на реке Ажабачья в слоях возрастом около 2 тыс. лет

 

Все это осталось от аборигенов Камчатки, которые по итогу не смогли противостоять занесенным казаками болезням. И здесь опять параллель с коренным населением Южной Америки – огромное количество аборигенов погибло от инфекций, занесенных испанцами. Так или иначе, в течение XVIII века исконное население долины реки Камчатка практически исчезло, и позже в этих местах жили камчадалы – потомки местного населения и переселенцев.

«Мы только сейчас начинаем осознавать масштабы культурного наследия Камчатки как археологического источника. Археологическое наследие Камчатки уникально в силу его сохранности: все памятники, которые находятся практически на поверхности, не разрушены, не распаханы, и у нас есть реальный шанс получить данные о процессах, происходивших в этом месте практически во все периоды его заселения, от палеолита до этнографического времени. И наша ближайшая задача — определить стратегию обращения с этим наследием, чтобы сохранить и полноценно исследовать его. Совершенно необходимым является придание этой территории статуса историко-природного заповедника», – отметил Николай Кренке.

По материалам ИА РАН