Разновидности находок: подражания монетам с монист

Начну издалека. Наверняка вы читали или даже видели украшения из монет. У них созвучное слову «монета» название – монисто. Однако для этих украшений использовались не только монеты, но и разнообразный интересный нумизматический материал. 

 

 

Так, в работе историка Михаила Чорефа указывается, что на территории Югры выкапывают странное. Речь идет о счетных пфеннигах, марках игорных домов Европы, копиях восточных монет, а также о так называемых лубочных жетонах. Откуда все это появилось в Зауралье, в нарядах хантов и манси?

Причина их появления очевидна. В эпоху Средневековья повсеместно бытовала мода использовать подобного рода украшения как необходимый элемент женского свадебного, праздничного и повседневного костюма. На них шли местные выпуски и привозная монета. Так, мода на мониста привела к появлению у всех тюркских народов обычая дарения женихом невесте денег для их составления. Поскольку металлические оригиналы имели высокую стоимость, вместо них достаточно часто использовали монетовидные жетоны. 

 

 

Изучение подобных монетовидных жетонов началось только в середине XX века. В 1951 году вышла в свет статья И.Г. Спасского, посвященная атрибуции счетных пфеннигов, доставленных в Сибирь первопроходцами. Исследование было продолжено в 2000-ные годы. Кстати, один из исследователей, А. Г. Еманов, делает довольно логичное заключение о том, что жетоны с монист могли использоваться не только в декоративных целях, но и как средства платежа. Действительно же монетовидные жетоны приносили в жертву богам, закапывали в кладах. С использованием все более-менее ясно.

Однако все еще остается открытым вопрос о путях их поступления в Зауралье. Дело в том, что трудно представить себе ситуацию, побудившую купцов перевозить на такое огромное расстояние жетоны, в том числе, например, германского производства. Вряд ли в этом была заметная выгода. Куда проще было бы наладить их выпуск в регионах их активного использования. 

Таким образом, наверняка существовали и работали центры производства реплик монет и жетонов. Подтвердить данный факт может находка штемпеля, использовавшегося для выпуска интересующих нас жетонов. Подобного рода инвентарь крайне редок. 

Однако сравнительно недавно близ гор Чуфут-Кале в Крыму как раз был найден весьма примечательный артефакт. Данные о находке опубликованы исследователем А.С. Бойко-Гагариным. Судя по авторскому описанию, этот предмет представляет собой фрагмент толстого стального кружка с радиусом 2,95 см, толщиной 2,45 см, весом 107,74 г. На его скругленном срезе был сформован штемпель, на котором размещена зеркально переданная надпись. Верхним ее элементом является именной знак (тугра) османского султана Махмуда I (1143-1168 гг. х., 1730-1754 гг. н.э.), а также надпись.

 

 

Диаметр штемпеля значительно превышает допустимый для золотых монет того периода (1,6-1,9 см). Так что, вероятнее всего, штемпелем чеканили мониста требуемого размера. Также по особенностям штемпеля можно утверждать, что он был элементом механизма вальцевального станка. А это, в свою очередь, свидетельствует как о технологичности, так и о массовости производства. 

 

 

По данным историков, штемпель из Чуфут-Кале мог быть задействован после вхождения Крыма в состав России после 1783 г. Появление же подражаний могло быть вызвано дефицитом в Крыму привычных османских монет. Верхней же границей использования штемпеля могли стать 1870-е годы, когда Чуфут-Кале был оставлен своими жителями.

Из всего вышенаписанного можно сделать вывод, что на территории России (или, точнее, Российской империи, карты отличаются) в XVIII-XIX веках работали центры массового производства реплик монет и жетонов для монист. Это значит, что находки такой «продукции» достаточно нередки. Кладоискателям на заметку!

Д. Таскин