Клад из золота и бриллиантов в старинных часах

Кострома – не слишком богатый город, но в прежние времена здесь процветала торговля, а значит, купцам во время революции было, что прятать. А вот куда – над этим стоит поломать голову кладоискателям. 

На днях выяснилось, что в музей-заповедник города Костромы принесли старинные напольные часы английской работы, очень необычные по виду. Музейщики взялись их реставрировать, и во время реставрационных работ был обнаружен настоящий клад.

 

 

Когда часы поступили в музей, они были сломаны, и не было специалиста, который мог бы описать экспонат. Когда наконец-то появился специалист и их открыл, то в нише под замком обнаружился серебряный с позолотой сервиз (кубок, рюмки, братины, разливной ковш и серебряные ложки с красивой гравировкой) конца XIX века. Внутри дорогостоящей посуды было спрятано самое ценное – ювелирные украшения.

 

 

Самой дорогой вещью из клада в часах оказалась большая золотая брошь в виде жука – с бриллиантами, сапфирами, гранатами и хризолитами. Кроме броши, внутри серебряных кубков находились бриллиантовые серьги, золотое кольцо с гранатами, алмазная брошь и золотой браслет в виде змеи с рубинами и бирюзой.

 

 

История клада

 

Музейные работники сразу задумались, кому же принадлежат сокровища. И припомнили, что в запасниках хранится старинный дамский портрет конца XIX века, на котором изображена женщина с точно такой же удивительной брошью в виде жука! Это была Мария Алексеевна Углечанинова, супруга состоятельного костромского дворянина Александра Углечанинова. 

Кроме того, в музее хранились архивы этой семьи – письма, документы. Выяснилось, что семья Марии – купцы Поленовы – была очень богата, и в девичестве Мария из-за этого пережила трагедию. Молодой подпоручик Василий Свиньин был влюблен в девушку, и она отвечала взаимностью. Однако он был крайне беден, потому не мог позволить себе жениться. После года переписки с Марией он направил ей прощальное письмо, а позже застрелился. Письма Василия Мария Хранила до конца жизни. А замуж ей выйти пришлось по расчету, за богатого чиновника Углечанинова. До революции 1917 года он не дожил, у Марии же остались трое детей, сын погиб, а дочери коротали свой век в крохотной каморке в родовом особняке и перебивались заработками как репетиторы. Никого из Углечаниновых на данный момент в живых не осталось. 

Краеведы предполагают, что, спрятав самые дорогие семейные драгоценности в часах, мать не сообщила об этом дочерям… Так что фамильное достояние – все, что от него осталось – теперь расположилось в залах Костромского Дворянского собрания (сейчас там Костромской музей-заповедник).