Клад Стефана Батория в Псковской земле

Тема кладов, в которых спрятаны несметные сокровища, и которые до сих пор не найдены, волнует практически каждого обладателя металлодетектора. Однако для начала поисков требуется очень серьёзная теоретическая подготовка. Опытные кладоискатели не доверяют байкам и сказкам, они неделями, месяцами и даже годами просиживают в архивах, выискивая любую информацию, которая может подтвердить или опровергнуть легенду, показавшуюся им наиболее правдоподобной. И только собрав все необходимые доказательства, они принимаются за поиски. Но и в этом случае нет никаких гарантий, что поиски завершаться успешно. Много раз оказывалось, что исследователь находил место, где некогда был спрятан клад, но клад задолго до этого был уже откопан другими...

Но бывает так, когда наличие самих сокровищ документально зафиксировано, но дальнейшая их судьба неизвестна, при этом непонятно, были они спрятаны или тайным образом использованы. Об одном таком случае повествуется в истории о поисках знаменитого клада не менее известного польского короля Стефана Батория, и история эта привлекала к себе множество кладоискателей в разные века. Даже некоторые короли и цари предпринимали попытки поиска клада Батория - нанимали специалистов, которые сначала изучали проблему, а только потом пытались реализовать полученную информацию. Но воз, как говорится, и поныне там.

 

 

Стефан Баторий (1533-1586 гг.) – очень влиятельный политический деятель, польский король и Великий князь Литовский, который за короткий срок своего правления (всего 10 лет) сумел объединить Польское королевство и Великое княжество Литовское в единую Речь Посполитую, сыграв, таким образом, важную роль в истории всей Европы. Этот правитель Польши и Литвы был венгром по происхождению, языков подданных не знал, и общался с ними исключительно на латыни. Одним из важнейших и ключевых эпизодов его правления была война с Россией, которая хоть и была им выиграна, но завершилась неудачной осадой Пскова. После того, как этот пограничный русский город-крепость взять не удалось, Баторий решил остановиться на достигнутом и для этого и подписал с Иваном IV Грозным Ям-Запольский мирный договор.

Осада Пскова была заключительным этапом Ливонской войны, и заключенный мир, по мнению некоторых историков, был невыгодным для Ивана Грозного, так как Россия отказывалась от некоторых завоеванных земель и городов Прибалтики и Белоруссии, оставляя за собой только крепости и города Псковской области. В то же время, если бы Псков пал, это бы означало полное поражение и последствия могли бы быть намного хуже. Так что быть недовольными в такой ситуацией могли оба правителя одновременно. Но на данном этапе и Речь Посполитая, и Россия были обескровлены, и продолжать войну не могли.

Несмотря на то, что предводитель Речи Посполитой не убегал с поля боя, а просто прекращал осаду и планомерно отводил войска, считается, что Баторий очень боялся преследования и арьергардных боев, которые значительно подорвали бы боеспособность его армии, и так потрепанной в сражениях Ливонской войны. Поэтому планомерный отвод скорее походил на бегство. Об этом свидетельствуют некоторые современники тех событий, сочинения которых дошли до наших дней. В связи с этим перед польской армией стояла важная задача – как можно скорее избавиться от некоторых обозов, которые замедляли продвижение войск. При себе Баторий оставил только обоз с продовольствием и амуницией, а телеги с награбленным добром пришлось бросить или спрятать до лучших времен.

 

Баторий под Псковом. Картина художника Яна Матейко, 1872 г.

 

Псковская земля полнится слухами о сокровищах, которые Баторий награбил во время войны и зарытых на ее территории. Не исключается, конечно же, описанная выше ситуация, гласящая о том, что правитель имел интересы сохранить свои сокровища с разграбленных Великих Лук, Опочки, Изборска, Себежа, Острова и других городов для того, чтобы в новой войне, которая, по его мнению, должна была последовать за войной оконченной, у него под рукой были средства на содержание армии. К слову сказать, Великие Луки в ту эпоху были одним из трех крупнейших городов Псковской области, и поляки ограбили его, что называется, до нитки. Поэтому речь может идти о действительно большом кладе.

По различным гипотезам, исходя, по всей видимости, из последовательности отхода войск Стефана Батория, принято считать, что клад был спрятан в районе города Остров, который был им взят и лежал на обратном пути предводителя. По существующим версиям, Баторий не наносил клад ни на одну из карт, которые сегодня имеются в распоряжении историков. Дело в том, что в то время карты были несовершенны и весьма схематичны, на них не было нанесено точное расположение даже важных объектов. К тому же Баторий совершенно не знал этой местности, чтобы на ней ориентироваться более-менее успешно, поэтому историки предположили, что для захоронения клада должно было быть выбрано некое примечательное место. 

Однако для новой войны не было повода, и четыре года в ее ожидании Баторий провел в Гродно, отстраивая свой новый замок. Однако в 1586-м году физически крепкий и здоровый человек умирает при таинственных обстоятельствах. И схрон, возможно, сделанный им, переходит в категорию крупных кладов. Никто из приближенных короля не знает, где он зарыл награбленные сокровища, хотя все знали, что сокровища были, кто-то даже участвовал в грабежах и формировал «золотой обоз». Однако в любые времена при организации схронов использовалось ограниченное число лиц, знавших место сокрытия клада. Такая предосторожность была вполне понятна и оправдана, поэтому вполне допустимо, что после смерти короля тайна места клада могла быть утеряна. С сохранением необходимой тайны в те времена проблем не было – по приказу всемогущего Батория вполне могли быть устранены все нежелательные свидетели.

 

Карта Псковской области. Красным выделен Островский район

 

Рассматривая карту Псковской области, в Островском районе можно выделить несколько возможных ориентиров, где Стефан Баторий имел прекрасную возможность сделать схрон. Стоит учитывать, что осада Пскова прекратилась в начале февраля, и последующий отвод войск в районе Острова был позднее, но все же еще зимой. По этой причине вряд ли клад был закопан в землю, так как она была замерзшей, и копать ее было бы очень трудно, а в виду того, что клад был большой, то копать пришлось бы много, что не так просто по техническим возможностям того времени. Поэтому основной версией сохранения сокровищ стоит считать их затопление путем пробивания проруби во льду и погружением на дно. При этом река Великая не подходит, так как течение реки вымывало бы лежащие на дне драгоценности, да и глубина ее незначительна.

Наиболее подходящими для этого дела является озеро Гороховое, расположенное в 5 верстах к югу от Острова, и озеро Белая Струга - в 20 верстах к северо-западу от нынешнего районного центра. Оба озера большие по размеру, и глубина их достаточна для того, чтобы, с одной стороны, надежно скрыть любой груз, а с другой стороны – быстро достать его при необходимости. Однако озеро Гороховое слишком близко от Острова, и по форме ровно круглое, без всяких ориентиров. Тогда как второй вариант дальше, и само озеро имеет изрезанную береговую линию с мысами и бухтами, а также остров, так прекрасно подходящий в качестве ориентира.

 

Озеро Гороховое в Псковской области.

 

Возвращаясь к историческим событиям, можно также отметить, что решение о прекращении осады Пскова было ключевым моментом всей Ливонской войны. Именно поэтому рассматривается этот географический район близ Острова, так как, если бы Псков был взят, военная кампания имела бы продолжение, и награбленные сокровища не пришлось бы прятать. Некоторые историки, очень хорошо изучившие биографию Батория и времена, в которые он действовал, полагают, что странная и явно преждевременная смерть этого короля и полководца связана именно с этим кладом. Есть версия, правда, очень слабо подкрепленная, что Батория отравили, причем отравителем был один из тех, кто проник в тайну клада и прекрасно знал, где он находится. Считается, что король умер от уремии, но в те времена под уремию можно было замаскировать и банальное отравление, тем более что правда о причинах смерти короля была никому не нужна.

Однако, рассматривая дальнейшую историю Псковских земель, ученые не нашли ни одного свидетельства того, что за последовавшие 400 лет кто-то интересовался какими-либо сокровищами или чем-то к этому близким. Незаметно такие грузы со дна озера поднять было невозможно, а все более легкие места очень тщательно обследовали местные поисковики. Есть, конечно, вероятность, что сокровища нашли гитлеровцы во время войны, но подтверждения и этой версии пока что ни у кого не имеется.

С другой стороны, схрон Стефана Батория не так усиленно искался, как, например, сокровища Наполеона в Смоленской области. Поэтому рассмотренный в этой статье клад - это потенциальный объект для будущих искателей сокровищ.

Сергей Пескичев