Внимание! В связи с тем, что форум переехал на протокол безопасности HTTPS, возможны проблемы с авторизацией на форуме.
Для устранения ошибки входа на форум, очистите Cookies для раздела форума: www.mdregion.ru/forum и mdregion.ru/forum.
Как очистить Cookies читайте в "Как удалить файлы cookie, полученные с определенного сайта". Спасибо за внимание!
Истории моего края
6 сообщений Страница 1 из 1
Екатеринбург
Изображение
С начала XIX века Екатеринбург стал городом золота и драгоценных камней, золотоносной Меккой, новым Эльдорадо, столицей края, где золото лежит под ногами, а самоцветы «плывут гуще моря и длиной в локоть». В 1802 году А.С. Ярцов, один из специалистов горнозаводского дела на Урале, управляющий всеми рудниками и заводами, утверждал, что в районе Екатеринбурга золото можно встретить повсюду.
В 1824 году в "Екатеринбургской золотой долине", как ее назвал А.С. Ярцев, открыто 85 месторождений драгоценного металла, находившихся в ведении казны. Кроме того, известны еще 23 места, отнесенные к числу "приисков, в которых богатство по краткости времени еще не определено". Наиболее богаты были месторождения в верхнем течении Исети, в черте города. С 1844 года в Екатеринбургском округе ежегодно действовали золотоискательские партии, руководимые знатоками горного дела. В рапортах отмечалась как успешная работа действующих приисков, так и открытие новых месторождений.

По свидетельству флигель-адъютанта С.А. Юркевича, сопровождавшего в 1837 году наследника престола Александра, это был «поистине золотой край России»: «На расстоянии 200 верст, мы, так сказать, все ехали по золотым россыпям, по обе стороны дороги беспрерывно видим золотоносные пески, самая дорога – золото».

В 1831 году Яков Коковкин открыл знаменитую изумрудную жилу на речке Токовой, где незадолго до этого Максим Кожевников в корнях упавшего дерева отыскал первые зеленые кристаллы. Уральские изумрудные копи оказались невероятно богатыми: Петергофская гранильная фабрика только за десять первых лет существования копей огранила уральских изумрудов на 5 тысяч каратов. А к 1862 году (за 30 лет работы) на копях добыли 2227 килограммов изумрудов. Екатеринбургская фабрика только в 1835 году отправила в Кабинет Его Императорского Величества 550 изумрудов и 1120 искр.

С тех пор, как кроме золотых и изумрудных жил, на Урале были открыты месторождения сапфиров, аквамаринов, алмазов и других драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней, в Екатеринбурге возник один из мировых центров художественной обработки цветного камня.

Из созданной В.Н. Татищевым в 1726 году гранильной мастерской при железоделательном заводе выросла Императорская Екатеринбургская гранильная фабрика. Она прославилась разнообразием изделий - от драгоценных украшений до мелкой пластики: мундштуков, рукояток ножей, кортиков, табакерок, накладок на конскую сбрую и т.д. Местным мастерам-камнерезам было знакомо несколько десятков приемов технологической обработки камня. Появился даже свой особенный способ, так называемая, «екатеринбургская грань».

Работы уральских художников по камню прославились во всем мире. Например, к открытию Всемирной выставки в Париже в 1900 году екатеринбургские мастера сделали карту Франции из драгоценных камней. Обозреватель выставки пишет об этом следующее: "В одном из зданий на площади Инвалидов огромная толпа всегда стоит перед картою Франции, исполненною в Екатеринбурге из уральских драгоценных каменьев. Карта вделана в раму из серой яшмы и имеет вид квадрата в 1 1/2 аршина ширины и длины (примерно 97 сантиметров). Окружающее Францию море представлено пластинками светло-серого мрамора, а отдельные департаменты - яшмами разного цвета. На карте обозначено 105 городов Франции. Париж обозначен большим рубином, Гавр - изумрудом, Руан - сапфиром, Лилль - фенакитом... Прочие города означены аметистами, турмалинами и горным хрусталем. Названия городов начертаны золотом, реки обозначены вкрапленными в яшму платиновыми жилками".

А до этого, в 1873 году, на Венской всемирной выставке, весь мир любовался удивительной красоты золотым самородком (весом в 624 грамма) в виде веерообразно сросшихся пластинок необычного ажурного рисунка. И этот самородок, демонстрировавшийся в Русском отделе выставки, был еще не самым крупным. Встречались на Урале самородки весом от 328 до 1574 граммов.

Таков он, этот удивительный край несметных богатств, возможно, так еще до конца и не раскрывший все свои кладовые.
Офицер запаса ищет на Среднем Урале клады

Свидетели былых времен валяются бесхозные, но у них есть шанс попасть в добрые руки.

Екатеринбург, 21 февраля, АиФ-Урал. Историю родного края можно собрать если не по крупицам, то по кирпичикам. В этом убедился военный пенсионер Сергей Забегаев.

За плечами Сергея Васильевича многолетняя служба в вооруженных силах, горячие точки - Таджикистан, Чечня… Сегодня, выйдя на военную пенсию, он занялся сугубо мирным делом - собирательством, коллекционированием, изучением истории Среднего Урала. Сам говорит - «кладоискательством». Хотя в представлении многих клад - это нечто ценное, сулящее немалый доход. Ну никак не… обыкновенные кирпичи.

- Прошлым летом мы с товарищем бродили по центру Екатеринбурга: площадь Октябрьской Революции, улицы Ельцина, Челюскинцев… Там тогда было немало развалин старых домов, - рассказывает Сергей Васильевич. - Любопытства ради заглянули туда, увидел я кирпичи с клеймом, заинтересовался. Отколупал кое-как голыми руками. Дома уже решил выяснить, кто производитель. Стал собирать информацию и обомлел: сколько на Урале (строго говоря, в Пермской губернии) было кирпичных дел мастеров. И не абы каких, а с именем. Продукция небольших кирпичных заводиков («кирпичные сараи» их тогда называли) славилась далеко за пределами губернии. Вот с тех пор и охочусь за кирпичами. Разве это не клад?

Сегодня «на дело» офицер запаса с голыми руками не ходит - вооружился до зубов. Недавно даже миноискатель приобрел. «Кто знает, может, и под слоем земли меня что-то ценное (в историческом плане) дожидается?» - говорит. Главный предмет интереса Сергея Васильевича по-прежнему составляют кирпичи, сохранившие немые свидетельства времени, способные рассказать о людях XIX века немало интересного. Если, конечно, уметь слушать…

Изображение

- Много нового и интересного я узнал для себя благодаря кирпичам, - рассказывает Сергей Васильевич. - Вот, скажем, уральский мастер Петр Давыдов. Судьбой ему было предначертано быть оперным певцом, он даже в Петербургской консерватории учился и выступал перед публикой Екатеринбурга. А вот, поди ж ты, отец сыну иную судьбу уготовил, настоял, чтобы отпрыск «серьезным делом» занялся. В итоге Петр Давыдов стал собственником кирпичного и изразцового завода в Екатеринбурге. Справедливости ради надо сказать, что в этом деле он тоже талант проявил - изделия завода отменного качества были и на выставке промышленной в 1887 году были медалью отмечены. Там, кстати, свое производство и другой уральский «кирпичный монстр» представлял - Густомесов. У меня кирпичи с его клеймом в коллекции есть, и клейменные кирпичи Кожуриных тоже.

Представляете, как люди на совесть работали, если их стройматериал до наших дней дожил?

Изображение

Начинающий собиратель и коллекционер уже успел наладить «профессиональные связи». Недавно отправил с оказией посылку с уральскими кирпичами в Санкт-Петербург тамошнему коллекционеру Владимиру Смирнову. У петербуржца уже 1600 кирпичей собрано. «Я в сравнении с ним юнец, у меня пока только около двадцати экземпляров, - смеется Сергей Васильевич. - Вот жду ответа, Владимир мне тоже «подарок» выслал».

Кроме кирпичей, в коллекции Забегаева еще много исторического «барахла» (его определение). Старинные утюги, медный колокольчик для скота, чугунные пестики, скобы, подковы, монеты, кованые гвозди, засовы. В Невьянске даже пушечное ядро на развалинах «нарыл». Ядро и утюги, кстати, у Сергея Васильевича другие коллекционеры выпрашивают, а он - ни в какую: «Жадничаю».

Изображение

Что со всем этим добром делать, Забегаев пока не знает. Главная задача, говорит, все систематизировать - по производителям, владельцам, годам… Есть у офицера запаса и идея организовать выставку, которую его друзья поддерживают.

- Уверен, сидеть на коллекциях, как курица на яйцах, мы, собиратели, права не имеем, - говорит Сергей Васильевич. - В конце концов все эти полуразваленные старые дома будут стерты с лица земли, а наши дети, внуки должны знать о своих земляках, которые составляют историю нашего города, области. Не должны мы быть Иванами, родства не помнящими.

Автор: Рада БОЖЕНКО
:shmdk:
Стослав, зря вы так - хорошие находки !!!
Уникальный екатеринбургский музей оказался на улице

Вокруг Музея истории и боевой славы Уктуса вновь разразился скандал: его владелец, краевед Николай Острогляд, бьет тревогу - уникальная коллекция, являющаяся наглядной историей рождения Екатеринбурга, в седьмой раз оказывается на улице. Сейчас богатейший материал свален в обычный металлический гараж

Дело жизни

Практически всю свою жизнь энтузиаст и патриот родного города занимался поисками ценнейших для истории мегаполиса артефактов. На собственные деньги Николай Михайлович крупица за крупицей отыскивал предметы, связанные с появлением на свет нынешнего Екатеринбурга, которые датировались XVIII и XIX веками. День ото дня коллекция набирала приличный вес, и скоро собранию экспонатов потребовалось хоть какое-то обособленное помещение.

Не один и не два раза Музей истории Уктуса кочевал с места на место. Как можно бережнее с завидным постоянством перевозились витрины, также собранные на средства пенсионера, старинные глиняные горшки, кирпичи с редким клеймом, карты и чертежи заводов, найденные в котелках клады (самая старая монета отмечена 1801 годом) и множество других объектов исторического значения.

- Где базировался мой музей последние два года, в школе-интернате №56, меня больше видеть не хотят, - рассказывает Николай Острогляд. - Выставили со всеми экспонатами на улицу. Получается, что за несколько дней до 9 Мая, до праздника, музей выкинули на улицу, притом что он также является Музеем трудовой и боевой славы Уктуса. Зато к 9 мая у нас везде гремит слоган: «Никто не забыт, никто не забыто!». У меня ведь там множество экспонатов имеется, посвященных военным годам и тем, кто воевал.

По заверениям содержателя частного музея, после смены руководства учебного заведения ему и его коллекции там стали не рады.

- Новая директриса-то внимательно осмотрела мой музей, видать, глаз положила на него - и говорит: «Отдай-ка мне его, перепиши на меня», - вспоминает Николай Михайлович. - Причем два раза предлагала. А с чего бы?! Я всю жизнь собирал эти артефакты, столько денег и сил потратил на него - и отдать?! Ну вот она мне и поставила задачу убрать музей из школы, раз я ей за просто так не отдаю. На обычной бортовой «газели» перевозили - ходуном ходила багажная часть. Теперь не знаю, что будет… Сил уже нет.

Нет статуса - нет музея

Сказать, что ситуация с одним из уникальнейших музеев Екатеринбурга полностью безвыходная, было бы неправдой. На протяжении своих скитаний Острогляд получал разные приглашения. Не раз Музей истории города хотел предоставить краеведу свои помещения, правда, отдельной комнаты для экспозиции там не было - предметы предлагалось разместить в разных залах, на что Острогляд согласиться не мог. «Да и что же это выйдет? Сам Уктус тогда бы остался без Музея истории Уктуса!» - с горечью восклицает коллекционер.

Другим местом, которое могло бы стать домом музею, является механический техникум, но, несмотря на позитивный настрой директора учреждения, коллектив преподавателей выступил против такой инициативы. «Классов и так мало», - аргументировали они свою позицию. Куда еще податься со своей проблемой, краевед не знает, ведь во всевозможные инстанции он уже писал, а в ответ получал лишь слова, не содержащие никакой конкретики.
В Министерстве культуры уверены, все беды коллекционера-энтузиаста происходят от одного: у музея нет никакой статусности, а государственная политика не подразумевает поддержку частных учреждений.

Позиция руководства школы:

Заместитель директора Специальной общеобразовательной школы-интерната №56 Ольга Шмакова:

- Когда шла реконструкция дороги, где стоял дом с музеем Уктуса, помещение было разрушено. Тогда нас попросили приютить его на пару недель, пока не найдется подходящее место. Мы, конечно, согласились - тоже ведь люди! Понимаем, что это очень значимые и ценные для истории артефакты, понимаем, какой труд вложил в создание музея сам Острогляд. Но эти две недели превратились в два с половиной года. Мы ведь специальное учебное заведение, закрытое. Выделив помещение для музея, мы фактически нарушили нормы пожарной безопасности и Роспотребнадзора, к тому же у нас увеличилось количество классов - детям не хватает места. Мы приютили музей, а сами оказались в неприятной ситуации.
Мы не раз предлагали Николаю Михайловичу получить статус школьного музея, работать у нас педагогом по краеведению, получать за это деньги. У нас и самих есть музей Уктуса, но очень маленький. он отказывался.

Автор: Ольга МАСЛОВА
Источник
У нас всё так в России и копать ещё запрещают .
6 сообщений Страница 1 из 1

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя Всего 2 посетителя :: 0 зарегистрированных, 0 скрытых и 2 гостя
Больше всего посетителей (289) здесь было 26 июл 2017, 12:18

cron